Новости компании

5 Декабря 2007

"Логос". Результаты видны уже сегодня

 «Главным реставрационным событием» уходящего 2007 года в Петербурге станет, пожалуй, окончание работ на Сенате, где после вывода многочисленных архивных документов в новое хранилище проделана огромная работа по комплексной реконструкции, реставрации и приспособлению целого комплекса зданий под представительские цели, а именно для размещения Конституционного суда РФ. Генеральным подрядчиком на этом объекте выступает «Строительная компания «Логос», которую возглавляет генеральный директор П. В. Погребняк. Компания, которой руководит наш собеседник, в свою очередь входит в состав «Инжиниринговой корпорации «Трансстрой»», под руководством Героя социалистического труда Е.В. Басина, одного из опытнейших руководителей и строительной отрасли в целом. О взаимодействии с реставраторами вообще и с «Интарсией» в частности П.В. Погребняк рассказал нам, не отрываясь от двух телефонов, по которым продолжался органичный процесс управления стройкой… 

— Казалось бы, объект не такой и крупный — порядка 32 тыс. кв. м, но по целому ряду особенностей он очень сложен. Достаточно сказать, что за месяц до сдачи в эксплуатацию здесь одновременно работают порядка 2 тыс. человек — это несколько десятков компаний. Причем в большинстве своем речь идет о работниках высокой квалификации: лишь процентов пятнадцать от общей численности можно отнести к категории «разнорабочих». Сложности и в том, что объект находится на личном контроле руководства страны, причем для выполнения работ поставлены очень жесткие сроки — примерно год. При этом никаких упрощений в методиках и технологиях мы не допускаем — за работой следят контролирующие органы. Сложности есть и в технических вопросах — например, к зданию трудно подъехать, поскольку оно расположено в оживленной части города, и завоз строительных материалов, вывоз мусора возможны только ночью; большое количество грузов надо переносить вручную, поскольку подъехать транспортом невозможно. Поскольку здание старинное, построено оно было не на полноценном фундаменте, а на лежнях. Грунтовые же условия здесь таковы, что вода появляется буквально на отметке в 1 м. Нам потребовалось очень значительно усиливать основание и фундамент, выполнить устройство почти тысячи свай. Отметка плиты подвала была опущена на полтора метра, проведен полный комплекс работ по гидроизоляции. Кроме того, реализован ряд мер на случай наводнений — как бы мы не надеялись на знаменитую питерскую дамбу, она не исключает вероятности сильного подъема воды в Неве. Был проведен ряд мероприятий по гидроизоляции стен в подвалах. Нижнее перекрытие подвала — монолитная бетонная плита, толщиной в полметра. Теперь подвалы будут эксплуатироваться — в них разместятся службы, пищеблок.

     Поскольку нижняя отметка опустилась, нам пришлось затратить немало усилий для обеспечения нормальной работы канализации: возникли проблемы с перепадом уровня относительно городской сети. Чтобы решить эту проблему, во дворе были обустроены два канализационных колодца, с необходимыми повышающими насосами, для вывода стоков в систему городской канализации. Одна из трудностей сооружения колодцев, равно как реконструкции подвалов, состояла в высокой обводненности грунта — нам пришлось применить шпунтовое ограждение, а чтобы вибрация при погружении шпунтовых пластин не отразилась на здании, тщательным образом подобрать амплитуду колебаний на вибропогружателе. Во время работ вели наблюдения за зданием, но все осадки оказались в пределах нормы.

     Там, где было возможно, мы полностью реконструировали все межэтажные перекрытия. Исключение было сделано лишь для помещений, где сохранилась старинная отделка — живопись, лепнина, там было проведено очень тщательное усиление несущих конструкций. Местами выверяли положение стальных балок буквально по миллиметру. Замена перекрытий была нетривиальной задачей, поскольку двутавровые стальные балки значительной длины приходилось доставлять в здание буквально вручную. Также проведена полная замена деревянной стропильной системы на металлическую, с выполнением комплекса противопожарных мероприятий. Выполнено обустройство внутренних инженерных сетей: здание должно быть обеспечено инженерией «по высшему разряду».

      Также, силами субподрядных организаций, мы выполнили значительный комплекс реставрационных работ. Основные задачи по реставрации связаны со зданием особняка графини Лаваль, которое входит в состав комплекса Сената. Здание сравнительно компактное, однако именно его восстановление дает примерно 60 % реставрационных работ. В меньшей степени насыщено реставрационными задачами само здание Сената — восстанавливается живопись в помещениях, где будут заседать конституционные судьи, полностью воссоздается убранство «зала Чернышевского». Возрождены и реконструированы изящные металлические лестницы, в том числе винтовые. Восстановлено помещение внутренней церкви: когда мы пришли сюда, то церковь представляла собой совсем унылое помещение, в какой-то грязно-зеленой краске, загроможденное архивными стеллажами. Сейчас ее помещение полностью преобразилось — воссозданы иконостас, богатая роспись, лепнина. По интерьерам Сената восстановлен исторический облик печей, причем пришлось частично воссоздавать изразцы, вьюшки и прочий металлодекор. А старые печные каналы получили новое предназначение — они прочищены и используются в качестве воздуховодов современной системы кондиционирования. Отопление реализовано по схеме «теплых полов», с водяным отоплением — не везде, но в большинстве представительских помещений. Частично, по историческим образцам, восстанавливаются мебель, двери, окна. Особо следует отметить именно окна — они изготовлены из дерева, на здании Сената — из массива сосны, на дворце Лаваля — из массива дуба. Детально воссозданы особенности расстекловки переплета, полностью повторена историческая фурнитура. При этом, окна вполне современные — в наружной раме вставлено стекло, во внутренней — стеклопакет. Как только окна были установлены, все работающие в здании сразу почувствовали, насколько сказывается их энергоэффективность. Проведено восстановление фасадов, арки главного входа. Отреставрирован входной дубовый тамбур, причем реставраторы сохранили старинную древесину. 

— Насколько смогли реставраторы, привыкшие иметь дело с историей, вписаться в жесткий ритм работы?

— Действительно, работа в столь сжатые сроки, да еще и в стесненных условиях, имеет ряд особенностей: это и передача «фронтов» от одной субподрядной организации к другой, и маневр трудовыми ресурсами, и взаимодействие с городскими и федеральными надзорными службами. Работать на таком объекте два-три года было бы легче. А реставраторы, в большинстве своем, действительно скорее художники, чем просто строители: им нужно обдумать решение, взвесить его… Неудивительно, что далеко не все реставрационные компании выдерживают ритм работы. Но «Интарсия» и «ПСО Реставратор» — ведущие подрядчики — работают оперативно и качественно. Уже сейчас, хотя леса еще не убраны, видны их результаты — восстановленная лепнина, росписи, паркеты. Не знаю, можно ли добиться от реставрационных компаний еще большего темпа, но на данный момент они показывают максимальную эффективность работы среди своих коллег. Есть, безусловно, объективный сдерживающий фактор — это технологии, которые соблюдаются в полном объеме. Но из проблем отмечу, что заметна, в целом для реставрационных компаний, нехватка квалифицированных кадров, поскольку за последние десятилетия многих работников отрасль растеряла. И особое пожелание — к восстановлению потенциала проектного дела, причем именно проектировщикам пора научиться работать оперативнее: сейчас уже недопустимо раздумывать над выбором колера в течение двух недель — нужно научиться ответственно принимать решения, то есть просто сделать двадцать выкрасок, и из них, в течение часа, не уходя с объекта, выбрать одну. 

— Есть ли проблема «стыкования участков» и «передачи фронтов» между разными субподрядчиками? Ведь работает, как Вы отметили, примерно два десятка организаций…

— Она всегда была и будет, эта проблема — и поэтому мы и выбираем компании высшей квалификации. Большинство проблем взаимодействия, в условиях такой стесненной строительной площадки и сжатых сроков, должны решаться на уровне руководителей среднего и нижнего звена, однако их управленческой квалификации для этого не всегда достаточно, и поэтому многие вещи приходится «разруливать» генподрядчику — чем занимается аппарат инженеров, порядка 10 человек. Это в новом строительстве примерно понятно, как расчертить циклограмму работ и распределить нагрузку. Здесь же, на реставрации, на каждом шагу встречаешь что-то новое. Например, в одном из помещений реставраторы уже в ходе реализации проекта обнаружили следы позолоты — а это усложнило задачу. Или сложности в установке новых перекрытий — ведь положение перекрытий, лестничных маршей, стен в старинном здании сильно отличается от идеально правильной геометрии. 

— Сложилась ли культура быстрого выстраивания системы сравнительно небольших подрядных организаций, для того, чтобы относительно крупные проекты можно было реализовывать, не создавая мощных «трестов-монстров»?

— В «монстрах» уже давно нет никакого смысла, поскольку, действительно, существенно целесообразнее управлять системой специализированных организаций. Тем более что и само строительство по технологиям очень усложнилось — и в этих условиях лучше нанять специалистов разных компаний, одни из которых владеют реставрационной проблематикой, другие идеально делают окна, третьи — электрику и сантехнику… По крайней мере очевидно, что генподрядная организация все же должна быть — с объединяющей ролью, но вовсе не обязательно понимать под генподрядчиком какую-то универсальную структуру. 

— Причина нашей встречи — юбилей «Интарсии». Что пожелаете именникам?

— Мое пожелание примерно следующее: чтобы у «Интарсии» было побольше объектов, и при этом поменьше ситуаций, когда сроки можно определить как «сумасшедшие».

Возврат к списку

Для мужчин есть выход дженерик дапоксетин